Есть ли у России план для Беларуси?
Есть ли у России план для Беларуси?

В контексте событий в Беларуси все чаще возникает российский аспект. Не секрет, что Минск экономически зависит от этого соседнего государства. Еще сложнее вопрос политических отношений. Очевидно, что Москва не хочет упускать Беларусь из сферы своего влияния. Это понимает как А. Лукашенко, так и люди, протестующие против него.

Интересно то, что формальные лидеры протеста не только стремятся свергнуть надоевшего диктатора, но и параллельно пытаются успокоить Москву. Например, Светлана Тихановская, которая стала главным оппонентом А. Лукашенко на выборах, в своем выступлении в Европарламенте подчеркнула «нейтральную» геополитическую позицию нынешних протестов в Беларуси. «(В Беларуси) происходит мирная революция. Она не является геополитической по своей природе. Она не является ни пророссийской, ни антироссийской. Также она не является антиевропейской или проевропейской. Это демократическая революция», - говорила она.

А. Лукашенко также решил отказаться от риторики о «российской угрозе». Можно напомнить, что этот элемент он пытался использовать в предвыборной кампании. На территории Беларуси даже были задержаны так называемые боевики «Вагнера» (неофициальная российская военная компания), ранее отличившиеся на Украине и в Сирии. Предполагается, что указанные лица планировали проехать через Беларусь в новую миссию в одну из горячих точек мира, но были задержаны белорусскими спецслужбами. Тогда А. Лукашенко заявил, что эти люди приехали в Беларусь специально, чтобы «дестабилизировать ситуацию в стране». Наконец, задержанных боевиков отправили обратно в Россию, хотя их экстрадиции за участие в конфликте в Донбассе добивалась Украина. Это можно оценивать как послание Минска Москве о возвращении к обычным отношениям, тем более что самому белорусскому лидеру эскалация риторической «опасности со стороны России» не помогла.

В послевыборной риторике А. Лукашенко на позицию главного врага вернулся Запад. Не желающий уходить в отставку лидер Беларуси демонстративно организует учения на границе с Литвой и Польшей, во всем, что происходит в его стране, видит заговор ЕС и НАТО и т.д. Эта риторика должна удовлетворить и Москву, которая сама видит обобщенный Запад как источник так называемых цветных революций.

Но какова позиция России во всей этой ситуации? Похоже, что Москва просто ждет и наблюдает, в каком направлении будут развиваться события. Кремль в некотором роде посылает противоречивые сигналы. С одной стороны, А.Лукашенко пользуется осторожной поддержкой. Можно предположить, что в случае необходимости он может рассчитывать на помощь Москвы. По некоторым признакам, эта помощь уже оказывается. Например, из России в Беларусь, прибыли работники СМИ на замену белорусским представителям государственных СМИ, которые устали от пропаганды и оставляют свои рабочие места. Кстати, этот факт подтвердил и сам А .Лукашенко.

Также появилась информация о технике российских силовых структур, продвигающейся к границе с Беларусью. Две такие колонны были замечены 17-ого августа. Правда, нет данных о том, что эти силы пересекали границу.

С другой стороны, министр иностранных дел России Сергей Лавров официально заявил, что президентские выборы в Беларуси были «отнюдь не идеальными». Это тоже своего рода сигнал Минску о том, что позиция Москвы может измениться. Хотя В.Путин одним из первых поздравил А. Лукашенко с его переизбранием, Москва в некотором смысле оставляет себе свободу для маневра.

 Военная интервенция маловероятна?

Один из самых острых вопросов остается: может ли Москва решиться на военную интервенцию в Беларусь и ее присоединение к Российской Федерации? Пока что доминирует мнение, что Кремлю это просто ненужно. Пытаясь обобщить мнения разных экспертов, можно отметить, что преобладает мнение, что это было бы очень невыгодно для Москвы, поскольку изменило бы благоприятное отношение к ней белорусского народа, и Запад не смог бы простить такой шаг – ввел бы еще более жесткие санкции, после чего Россия рисковала бы превратиться в своего рода «новый Иран», т. е. государство на геополитической загранице. Также отмечается, что такой шаг стал бы для НАТО поводом для усиления своего потенциала в странах Балтии, что тоже невыгодно Москве, и т.п.

Правда, все вышеперечисленные соображения основаны на предположении, что Кремль действует рационально. В этой сфере также видна попытка объяснить иррациональность захвата Крыма определенными геополитическими сентиментами и тем фактом, что Россия не ожидала строгой реакции Запада.

С другой стороны, автор этого текста считает, что рациональность – не самая сильная сторона нынешнего Кремля. Похоже, что в сегодняшней российской политике многое определяется эмоциями (кроме этого, эмоциями одного конкретного человека – В. Путина). Важным фактором, определяющим потенциальную реакцию и действия Москвы, может стать страх перед так называемыми цветными революциями и потенциальная угроза «потери Беларуси» с политической точки зрения. Не будем забывать и то, что в свое время как война в Сакартвело в 2008-ом году, так и тот же захват Крыма в 2014-ом году тоже были маловероятными и непрогнозируемыми событиями. Поэтому и в этом случае нельзя полностью исключить возможность военной интервенции (возможно, скрытой, косвенной, гибридной).

С другой стороны, верно и то, что ситуация в Беларуси отличается от ситуации на Майдане. Во-первых, победа на Майдане была более предсказуемой, чем потенциальный успех нынешних протестов в Беларуси. На Украине существовала настоящая политическая оппозиция, действовал независимо избранный парламент. Действия протестующих на Майдане были гораздо решительнее, а лидеры нынешнего белорусского протеста ожидают «диалога с властью» и «мирной передачи власти», забывая, что диктаторы не склонны к таким вещам. Они никогда не отказываются от власти по своей воле.

Другой, еще более важный для Москвы аспект заключается в том, что в случае Майдана речь шла непосредственно о модели развития Украины и векторе интеграции. Неслучайно сами события Майдана часто называли Евромайданом. В случае с Беларусью, как уже упоминалось, не делается акцента на европейский вектор, не квестионируется существование союзного государства между Россией и Беларусью. Кроме этого, и та же С. Тихановская только номинально видна как «проевропейский» лидер – можно заметить, что она сама своеобразно отказывается от такого имиджа.

Таким образом, Москва может не бояться потерять Беларусь, как бы ни сложились дальнейшие события. Все варианты Кремль в принципе удовлетворяют. Если А .Лукашенко останется у власти с помощью Кремля, он станет полностью карманным лидером страны, а суверенитет Беларуси будет в значительной степени ограничен. В случае победы протестующих – любому новому лидеру страны придется учитывать как экономическую зависимость Беларуси от России, так и опасность той же военной интервенции, если у Кремля  возникнут хотя бы малейшие подозрения в том, что страна может начать дрейфовать  в сторону ЕС и НАТО. Таким образом, приходится констатировать, что Беларусь в любом случае остается в зоне влияния и прямого воздействия Москвы, что является ключевым фактором, который может повлиять на решения Кремля в данной ситуации. Поэтому и никакой особый план для Беларуси Москве не нужен. Как уже говорилось, достаточно только реагировать в соответствии с ситуацией.

Виктор Денисенко



Вам также может понравиться
aleksandras-lukasenka-vladimiras-putinas-82261503-sputnik_scanpix_1601631417-a399bda04c3ad3cec6f80b27c2c1667a.jpg
Тонкая аннексия Беларуси
Ничего нового под солнцем. Беларусь...
aleksander-lukaszenka_1604661730-6e5fd055c8e253b1fd9b60098ea72a1f.jpg
Режим А.Лукашенко – уже как региональный...
Появляется все больше признаков того, что Европейский Союз (ЕС) вряд ли наложит...